ГЛАВНЫЙ АНЕСТЕЗИОЛОГ | ЦВКГ им.А.А.Вишневского

+7 (499) 645-52-34         круглосуточно

Федеральное государственное бюджетное учреждение"3 Центральный Военный Клинический Госпиталь им. А.А. Вишневского"
Министерства обороны Российской Федерации

ГЛАВНЫЙ АНЕСТЕЗИОЛОГ

Вы здесь

Идя на встречу с начальником центра анестезиологии-реаниматологии – Заслуженным врачом Российской Федерации Сергеем Ивановичем Апевало­вым, я готовилась поговорить о деятельности самого центра. Однако, когда Сергей Иванович начал перечислять, сколько отделений входит в состав цен­тра и какой объем работы лежит на врачах и медицинских сестрах, поняла, что о каждом из них надо писать отдельно, а начать решила с рассказа о нем самом.

Так бывает очень часто: когда весь распорядок жизни детей военнослужа­щего подчинен определен­ному ритму, выбора в опре­делении с дальнейшей про­фессией просто нет. Именно поэтому многие сыновья военных идут по стопам сво­их отцов. Так случилось и с Сергеем Апеваловым.

«Я из семьи потомствен­ных военных, – начал свой рассказ Сергей Иванович, – отец у меня военный, два бра­та военных, и я даже не думал стать кем-то другим. А про­фессия врача мне нравилась всегда – так и получилось со­четание «военный врач»».

По окончании Военного факультета Томского уни­верситета лейтенант Сергей Апевалов был распределен в Туркестанский военный округ, где и начался его путь в «большую медицину». Сна­чала он был врачом-психи­атром отдельного медицин­ского батальона, затем, как только там организовалось отделение анестезиологии и реанимации, он, окончив курсы переподготовки по данной специализации, стал ведущим врачом-анестезио­логом-реаниматологом того же отдельного медицинско­го батальона.

Было огромное количе­ство тяжелых случаев, когда была необходима помощь врача высокого уровня под­готовки, коим к тому време­ни и являлся капитан Сергей Апевалов, и вскоре его пе­ревели в военный окружной госпиталь в г. Ташкент на должность ординатора отде­ления анестезиологии и реа­нимации, а затем начальни­ком отделения.

За время его службы в ТуркВО, кроме службы на месте, были постоянные ко­мандировки, которые порой доходили до ста дней в году. Но, несмотря на загружен­ность, Сергей Иванович еще и успевал повышать свои профессиональные навыки, периодически проходя обу­чения по разным кафедрам в Военной академии.

«Хорошо помню время, когда в Таджикистане, на базе окружного госпиталя был сформирован военный пере­движной госпиталь для ока­зания помощи гражданскому населению. И был один слу­чай. Это произошло на гра­нице с Афганистаном – Ку­лябская область, Фархорский район, в одном из населенных пунктов местные жители от­равились растительным ядом, который попал в муку. Основ­ное питание там чай с лепеш­кой. Так вот – это растение при помоле попало в муку. С этим гелиотропом они по­падали в госпиталь. Некото­рых не довозили, некоторым просто было уже поздно ока­зывать помощь, но многих, которых сумели вовремя до­ставить, удалось спасти. Это страшное отравление унесло около 5 тысяч жизней, около 3 тысяч удалось спасти. Среди них были и женщины, и ста­рики, и дети…»

Сергей Иванович уча­ствовал в реальных боевых действиях со всеми вытека­ющими последствиями.

В 90-м году, когда проис­ходил развал, влияние цен­тра было ослаблено, нача­лись различные националь­ные движения, в том числе и радикальные. И Сергею Ивановичу вместе со строе­выми офицерами пришлось участвовать в наведении конституционного порядка.

«Все годы, которые был в Ташкенте, мы оказывали в основном помощь раненым и пострадавшим, вывезенным из Афганистана. Поэтому было всякое. Как для врача – это, конечно, колоссальный опыт, как бы кощунственно это ни звучало… Шел по­стоянный массивный поток раненых, большая часть ко­торых возвращалась в строй. Много раз приходилось ле­тать в Афганистан самим. Хорошо помню Термез, Мост Дружбы, откуда также пото­ком везли раненых…»

За проведенные там меро­приятия, за оказание меди­цинской помощи местному населению, раненым, боль­ным и пострадавшим Сергей Иванович был награжден ме­далью «За боевые заслуги».

«Когда я оканчивал курсы по «искусственной почке» в госпитале Бурденко, съездил в госпиталь Вишневского, побеседовал с Немытиным, тогдашним начальником го­спиталя, он мне и подписал ходатайство. Я привез его в Ташкент… А тогда как раз организовывалась нацио­нальная служба, и вот в это время я приехал в 3 ЦВКГ им. А.А. Вишневского в от­деление анестезиологии и реанимации на должность старшего ординатора. Это был март 1993 года».

А уже в 1995 году в госпи­тале было открыто отделе­ние ОРИТ в неврологиче­ском центре, которое и воз­главил майор медицинской службы Сергей Апевалов. И так совпало, что тогда же в госпитале началось форми­рование самого направления по оказанию помощи нейро­хирургическим и неврологи­ческим больным.

«На базе бывшего 50-го отделения развернули пол­ноценное отделение на 20 коек, со своей операцион­ной, которое я и возглавил. Коллектив формировался в течение года. Это были вра­чи, медсестры, а также офи­церы, окончившие Воен­но-медицинскую академию. А уже с 2004 года образовался центр анестезиологии и реа­нимации, на который меня, к тому времени уже полков­ника медицинской службы, поставили и которым я руко­вожу и поныне».

На мой взгляд, его путь в «большую медицину» сло­жился. И в личной жизни все неплохо. Он женат, у него двое взрослых детей. Жена по профессии учитель. С ней Сергей Иванович по­знакомился, когда закан­чивал академию в г. Томске. Там и поженились. История создания семьи традицион­но похожа на многие – учи­тель и офицер. И также все, как у всех военных, которым довелось служить в дальних гарнизонах, – и неустроен­ный быт, и съемная кварти­ра, а для южных регионов – еще и проблема с питьевой водой, да и с водой вообще…

Врач Сергей Иванович Апевалов – врач с огромным опытом работы, в том числе в зонах особой сложности для службы любого рода войск, а медицины тем более. Много больных прошли через его руки, со всеми он поддержи­вает хорошие отношения, со всеми по-доброму встреча­ется и расстается.

Прощаясь с доктором Апеваловым, я поняла, что он болеет за свое дело, за сво­их пациентов и, конечно же, за своих коллег, но при этом он со всеми в меру строг, в меру внимателен – все, как и положено настоящему руко­водителю…

Надежда ДРОБЫШЕВСКАЯ